Предлагаем вашему вниманию отлично проработанную статью о подвиге танкистов под Ленинградом. В самом низу,есть ссылка на первоисточник. Бросается в глаза тот факт, что автор не просто разложил по полочкам суть боя и подвиг танкистов, но и смог вычленить моменты, на которые не всегда обращают внимание . В том числе и подвиг командира.

Подвиг 124-го танкового полка

До нашего времени дошло много немецких фотографий со сгоревшими танками КВ, разбросанными вдоль шоссе от Лигово до Стрельны. О них мы узнали относительно недавно, когда появилась возможность приобретать эти фотографии на интернет-аукционах. Значительная их часть доступна на сайте pastvu.com. Их распределение на карте четко показывает места, где находилось большинство погибших танков.

Карта на pastvu.com c местом наибольшего количества фотографий подбитых танков 124 тбр 


Это свидетельства о малоизвестном танковом бое, который произошел 8-10 октября на Петергофском шоссе и ставшем трагической кульминацией Стрельнинско-Петергофской операции.

Первым открытым упоминанием об этом бое можно считать книгу «Танкисты в сражениях за Ленинград» (Лениздат, 1986). Она издана уже на волне «перестройки», когда о войне стали писать смелее и конкретнее. Однако даже в ней небольшая глава, подготовленная Н.Ф. Жуковым, тогда командующим БТ и МВ 42-й армии, очень округленно преподносит бой, в котором был разбит главный танковый резерв Ленинградского фронта.

Что такое 124-я танковая бригада?


124-я танковая бригада, которая впоследствии несколько раз докажет, что она легендарная, начала формироваться 18 сентября 1941 года из остатков только что вышедшей из окружения (без техники!) 24-й танковой дивизии (24 тд), попавшей в «Лужский котел». К 22 сентября бригада была сформирована и состояла из 124-го танкового полка (командир – майор Иван Романович Лукашик), 124-го мотострелково-пулеметного батальона и подразделений обеспечения. Командиром бригады назначен полковник Алексей Георгиевич Родин, занимавший в 24 тд должность замкомдива по строевой части.

Майор Лукашик И. Р., командир 48 тп 24 тд), полковник Чесноков М. И. (командир 24 тд), майор Лебедев В.Г. (командир 49 тп 24 тд). Лужский рубеж. Июль 1941.


На вооружение бригады к 25 сентября было принято 46 тяжелых танков КВ-1, только что вышедших с Кировского завода. Следует заметить, что сам завод был уже по большей части эвакуирован, а многие рабочие в том числе квалифицированные, еще в июле ушли в 1-ю «Кировскую» дивизию народного ополчения. Это не могло не сказаться на качестве сборки танков.

124-я бригада приняла едва ли не половину имевшихся в распоряжении Ленинградского фронта танков. Так, согласно «Ведомости наличия боеспособных танков и бронемашин в Ленинградском фронте» на 27 сентября из 113 тяжелых танков КВ-1, 51 танк числился за 124 тбр.


Последовавшая 8-10 октября потеря танков главного резерва Ленфронта была не только трагедией, но и могла получить очень жесткую «юридическую» оценку как во время войны, так и сразу после. По этой причине о бое без необходимости впоследствии и не вспоминали. Канули в лету имена погибших танкистов и пехотинцев бригады, а вместе с ними «целая» 44-я стрелковая дивизия и почти тысяча морпехов 6-й бригады морской пехоты.

Данные о распределении танков на Ленинградском фронте

Замысел боя


Хронология боя 8-10 октября на сегодня неплохо восстановлена на тематических интернет-форумах, хотя отдельные детали продолжают вызывать споры. Основными источниками для этого могут служить Журнал боевых действий (ЖБД) 124-й танковой бригады и Боевой путь 124 танковой бригады. Оба документа можно найти на сайте «Память народа», хотя они и несут очевидные следы редакций. Поэтому опишем события кратко, обратив внимание на некоторые детали.

К моменту выхода танкистов на рубеж, уже неделю со стороны Ленинграда активно, но практически безуспешно вели наступательный бой части 44-й стрелковой дивизии и 6-й бригады морской пехоты, которые к этому моменту уже были серьезно потрепаны. Если для 6 брмп, сформированной с 16 по 19 сентября, это был первый бой, то 44 сдпредставляла собой переформированную и усиленную другими частями 3-ю Дивизию народного ополчения, которая непрерывно воевала и несла потери уже третий месяц.

2-3 октября 6 брмп начинает штурм Урицка (современный микрорайон по обе стороны улицы Партизана Германа) и высоты 8,7 на противоположном от него берегу р. Ивановка.

Заметим, что согласно приведенному выше «Плану…» эти действия должны были начаться одновременно с танковым прорывом 124 тбр и поддерживаться силами 51 отб. На деле же к моменту подхода танков 6 брмп уже неделю вела непрерывные бои

Однако только к исходу 7 октября 124-я танковая бригада получает боевую задачу: по Петергофскому шоссе из района Ульянки 32 тяжелых танка КВ-1 с посаженным на броню десантом должны дойти до пос. им. Ленина (бывшей слободы Троице-Сергиевой пустыни) и, повернув в сторону пос. Володарского (по современному проспекту Буденного), выйти в тыл Урицкой группировки противника в районе совхоза «Пролетарский труд» (животноводческого). Ныне поля этого совхоза застроены домами ЖК «Солнечный город».

Выдержка с приказом из журнала боевых действий


Приказ был крайне рискованным с самого начала. Заходить в тыл под носом у противника предстояло в самом уязвимом для танков боевом порядке – колонне. Петергофское шоссе в то время было заметно уже, чем сегодня. Если два грузовика могли на нем разъехаться, то танк КВ-1, который шире чем грузовик ГАЗ-АА в 1,5 раза, в случае остановки мог блокировать для других танков движение по шоссе. Возможно, по этой причине на многих фотографиях танки 124 тп находятся в кюветах. Те или хотели уступить дорогу другим танком, или сами пытались объехать препятствие.

Танки 124 тбр в кювете (на заднем плане — усадебный дом Ново-Знаменки


Другая особенность Петергофского шоссе в том, что оно проходит под возвышением, так называемым литориновым уступом, некогда служившим берегом древнего моря. С северной (правой в сторону от Петербурга) стороны от дороги – болотистая равнина и берег Финского залива с размытым очертанием. Тот, кто владеет уступом, имеет полный контроль и над дорогой, и над всем побережьем.

Вид с немецких позиций на литориновом уступе, открывавшийся на Петерегофское шоссе и Ленинград
Шоссе пересекает множество рек и дренажных канав по мостам. Подрыв любого из многочисленных мостов и труб мог блокировать движение по шоссе.

Вид с немецких позиций на литориновом уступе, открывавшийся на Петерегофское шоссе и Ленинград

И еще одна топографическая данность этих мест. Если сегодня в Стрельну из Ульянки можно попасть многими путями, то в то время таких путей было всего два: «нижний» по шоссе, и «верхний» – вдоль железной дороги от станции Лигово до поселка Володарского (до пл. Сосновая поляна уже существовал предшественник проспекта Народного Ополчения – Рабочий проспект). Между этими параллелями пути для техники не было, поскольку пространство от Лигово до Стрельны пересекалось долинами крупных по местным меркам рек: Дудергофки, Ивановки, Сосновки, а также множеством ручьев и дренажных стоков.

По плану после прорыва линии обороны неприятеля, выйдя в район Троице-Сергиевой пустыни, танковый десант 124 тбр должен был соединиться с т.н. 3-м Стрельнинским десантом (командир – старший лейтенант А.А. Челидзе), выбрасываемым в тот же день. 6 брмп одним своим батальоном должна была наступать вслед за танками, а основными силами вслед за проходом танкового десанта при поддержке еще одного танкового подразделения – 51 отб (командир – капитан Лукьянов) – наступать на Урицк и Ивановку.


7 октября танки 124 тбр переместились в район Ульянки. До этого они находились у Дома Советов на Московском шоссе, где ожидался прорыв немецких частей.

Схема боя на Урицком рубеже 8-10 октября 1941 г.

8 октября


К атаке были подготовлены 32 танка (1-й батальон, а также 1-я рота 2-го батальона танкового полка) и две роты мотострелково-пулеметного батальона (124 мспб), посаженного на броню как десант. Остальные силы танковой бригады, по всей видимости, продолжали прикрывать московское направление.

8 октября в 4:00 вперед выдвинулся взвод разведки от 1-й роты 1-го батальона под командованием лейтенанта Гончарова. Один из танков (командир – лейтенант Кузнецова) в темноте сбился с пути и согласно донесению ушел в сторону Лигово. Вероятно, это произошло в районе «Привала», где Нарвское и Петергофское шоссе тогда расходились под острым углом. Дальнейшая судьба танков разведвзвода неизвестна.

Среди исследователей есть небесспорная версия о том, что один из танков разведки Гончаров – это так называемый «Петергофский танк», попавший на снимок в районе собора свв. Петра и Павла в Петергофе.

«Петергофский танк»

Поскольку никакой настораживающей информации от разведчиков не поступило (не исключено, что немцы умышленно пропустили их, чтобы дождаться основных сил), вслед за этим двинулась головная походная застава (ГПЗ) – еще один взвод 1-й роты вместе с командиром роты – старшим лейтенантом Мошковым И.П. Из 4-х танков ГПЗ в поход двинулись только 3. Один танк оказался неисправным (о возможной причине см. выше).

Все три танка Мошкова достигли пос. Ленина (у Троице-Сергиевой Пустыни), но попали под огонь противника.

Один из танков ГПЗ у Троице-Сергиевой пустыни


Непонятно, получили ли главные силы полка тревожный сигнал от ГПЗ или стали действовать на свой страх и риск в отсутствие какой-либо информации. Так или иначе вместо выступления по плану через 30 минут после ГПЗ, 25 танков основных сил во главе с командиром полка ждали 2 часа и вышли уже в 6:20, после рассвета. Напомним, что в боевом приказе было четко сказано «под покровом темноты»! Прорыв по Петергофскому шоссе через позиции уже встревоженного неприятеля с наступлением дня проходил крайне тяжело.

Главные силы попали под ураганный огонь. Как следствие, танковый десант вынужден был спешиться, что сыграло роковую роль. К тому же на танках КВ-1 отсутствовала такая важная деталь как поручни для пехотинцев, отчего те на скорости попросту могли падать с машины.

Танки без поддержки пехоты стали уязвимыми для расчетов противотанковых орудий (ПТО), а пехота в свою очередь оказалась легкой целью для пулеметного и минометного огня. Все последующие приказы пехотинцам 124 мспб и приданного им батальона 6 брмп «догнать» свои танки, в том числе под угрозой расстрела командиров, будут безуспешны. Практически вся пехота погибнет, значительная часть потерь будет учтена как «пропавшие без вести».

Отчаянная депеша из штаба Ленфронта с приказом пехоте 124 тбр и 6 брмп наступать для соединения с танками (источник – Алексей Шварёв, https://vk.com/alexsvar)


Из 25 танков основных сил полка к предместьям Стрельны смогло прорваться только 13 КВ-1 во главе с командирским танком майора Лукашика. Грозные машины около 9:00 остановились в районе между железнодорожным переездом ветки на ЛЭМЗ и пересечением трамвайной линией Петергофского шоссе (ныне остановка «Атлантика»). Среди 13 танков полностью боеспособных было только 5, остальные 8 имели серьезные повреждения.

Двигаться в сторону пос. Ленина было невозможно. Попытки обнаружить 3-й Стрельнинский десант безуспешны, поскольку он высадился только наполовину, и практически сразу погиб под огнем противника еще за четыре часа до подхода танков (по плану танковый полк должен был оказаться в этом месте сразу после высадки десанта). Также никаких новостей не приносит и разведка в район «Пишмаша».

Об отсутствии морского десанта Лукашик докладывает командиру бригады полковнику Родину А.Г., которого хорошо знает по службе в 24-й танковой дивизии. Родин находится на командном пункте в Больнице Фореля (совр. ЦКиД «Кировец», пр. Стачек, 158) вместе с начальником бронетанковых войск Ленфронта генерал-майором Н.А. Болотниковым. С высоты наблюдательного пункта в «Форели» полностью можно было контролировать весь бой и вести учет потерь.


Кстати немаловажная деталь, понятная всякому, кто служил в армии. Два командира на одном командном пункте – это много и вредно для дела. Успех будет записан на счет старшего командира, поражение – на счет младшего. Командир бригады Родин неизбежно оказался под давлением своего начальника (хотя и непрямого) генерала Болотникова.

К исходу 8 октября танки Лукашика заняли круговую оборону, а противник в свою очередь стал сжимать кольцо окружения и подтягивать противотанковые орудия (ПТО).

9 октября


9 октября была предпринята попытка отправить с боезапасом в помощь окруженным танкистам 6 танков, а потом, вероятно, еще 7 танков 51 отб. Однако ни один из них, по всей видимости, не смог преодолеть немецкую линию обороны.

В этот же день, 9 октября, отдается приказ вынужденно спешившимся силам 124 мспб совместно с 6 брмп любой ценой продвигаться вперед вдоль шоссе, чтобы «догнать» танки. Вместе с ними в бой впереди идут некие «две роты НКВД».

Как мы сегодня знаем, высадка 3-го Стрельнинского десанта от 20 сд НКВД под командованием ст. лейтенанта Челидзе А.А., на который рассчитывали силы 124 тбр, оказалась неуспешной. Из 431 десантника высаживается только 234, остальные (вместе с командиром старшим лейтенантом Челидзе А.А. возвращаются в Морской порт Ленинграда). Вероятно, «две роты НКВД» – это как раз не высадившиеся десантники во главе со своим командиром, которые получили возможность искупить кровью невыполнение боевой задачи накануне. Челидзе выживет и за этот бой получит Орден Красной звезды.

К 9 октября 6 брмп потеряла уже 489 убитыми, 88 пропавшими без вести и 1038 ранеными. Тем не менее в этот день морпехам удается ненадолго занять стратегически важную высоту 8,7 – ключевую для контроля над шоссе.


Обладание ею нашими войсками теоретически сохраняло для танкистов возможность вернуться обратно. К вечеру в 19:40 от командования Ленфронтом поступает приказ возвратиться с танками, но майор Лукашик получает его только около 1 часа в ночь на 10 октября.

10 октября


Путь по Петергофскому шоссе к этому времени перегорожен рвом и минными заграждениями, контроль над высотой 8,7 потерян. С обеих сторон шоссе немцы подтянули батареи ПТО, а одна из труб по шоссе (в районе современного моста через Дудергофский канал) подорвана. Боекомплект танков на исходе. К тому же Лукашик получил самоубийственный приказ – тащить на буксире неисправные танки.

На фото видно танк, который вел огонь по немецким позициям, имея на буксире неисправную машину
Таким образом, танкисты, без боеприпасов, связанные в маневре по узкому шоссе, оказались в ловушке. Но несмотря ни на что, они сделали все возможное, чтобы выполнить невыполнимый приказ.

С первым рвом танкисты, выдвинувшиеся в 4 утра 10 октября, встречаются напротив современных домов 53-59 по Петергофскому шоссе. По всей видимости это был подрыв моста через реку Сосновка. Пехота и саперы под огнем начинают проделывать путь. Это даже удается сделать, однако здесь танкистов застает огонь батарей ПТО. Значительная часть (7-8 танков) останется в этом месте.

Наибольшее количество подбитых танков осталось напротив современного ЖК «Балтийская жемчужина». На заднем плане – поныне существующее здание диспетчерской на трамвайном кольце «Сосновая поляна».


Следующее – уже оказавшееся непреодолимым препятствие – подорванная труба на шоссе, примерно там, где сейчас Дудергофский канал, поворачивая, пересекает Петергофское шоссе. Немецкая фотография зафиксировала танки, которые стоят прямо у подорванного моста, всего в 2 километрах от наших позиций.

Наиболее близко продвинувшиеся к нашим позициям танки у подорванного моста по Петергофскому шоссе (слева – трамвайный мост, не сохранился).


В книге «Танкисты в сражении за Ленинград», Н.Ф. Жуков говорит, о том, что Иван Романович Лукашик успел отдать приказ экипажам покидать подбитые танки и прорываться к своим. Это спасло жизнь как минимум 15 танкистам, которые сумели выйти из окружения. Сам командир полка, а также комиссар полка старший политрук Гололобов Г.А., сражаясь до последнего патрона, остались в горящих танках.

Вышедшие из боя танкисты получат награды. Лукашик будет через полгода награжден Орденом Красной звезды. Однако его командир погибшего полка получит не за бой под Урицком, а за умелое управление своим танковым полком еще в сражениях 24 тд на Лужском рубеже в июле 1941 года.

В чем подвиг 124-го полка?


Иногда подвиг – это исполнение приказа. Лукашик выполнял не просто опасный приказ, но и до конца непродуманный, ставший частью уже многократно рассинхронизированной цепочки других распоряжений командования Ленинградским фронтом (сам Жуков, задумавший Стрельнинско-Петергофскую операцию, отозван еще 5 октября в Москву Ставкой ВГК).

Иван Романович Лукашик


Задача танкистам и вправду стояла невыполнимая. Сначала они должны были наступать длинной колонной по узкому шоссе с пехотой на броне. После неудачного захода в тыл противнику, потери своей пехоты, провала морского десанта возвращаться пришлось по тому же шоссе уже под прицельным огнем немецких орудий, через созданные на шоссе препятствия. К тому же необходимо было вернуть на буксире непригодные к бою танки.

Майор Лукашик честно выполнил все приказы, как опытный танкист отлично понимая их непродуманность. Он не покидал свою машину до конца боя. До последнего момента танки отчаянно вели огонь, нанеся максимальный ущерб противнику. Понимая, что положение критическое, Лукашик отдал приказ подчиненным оставить подбитые танки и пробиваться к своим. Без его приказа они не имели права это сделать. Вернись же же Лукашик живым, но без техники, он вполне мог оказаться под трибуналом.

Данные о потерях 124 тбр с 8 по 10 октября очень противоречивы. По одним из них числятся убитыми – 178, ранеными – 63, пропавшими без вести 280. Среди погибших танкистов – 13 командиров танков, взводов, рот.

Отчет о потерях 124 тбр


Из них только 5 человек официально похоронено на мемориалах «Дачное» и «Рубеж». Как минимум 2 танкиста, будучи ранеными, попали в плен. Также противоречивы и данные о технике. Согласно ЖБД в бою потеряны 23 (в т.ч. 2 пропало без вести) танка, однако если взять разницу в ведомости учета бронетехники Ленфронта между 27 сентября и 13 октября в 124 тп «недостает» 25 танков, в 51 отб – 6 танков.

Вроде бы это немного. Однако сюда следует добавить потери 6 брмп. В документах читаем: «6-я БРМП в основном в ходе атак на северную окраину Урицка в период с 2 по 11 октября, потеряла 858 человек убитыми, 88 пропало без вести и 1518 человек были ранены». Практически полностью остались на Урицком рубеже бойцы 44 стрелковой дивизии, а также двух «штрафных рот» 10 сп 20-й стрелковой дивизии НКВД.

И все это там, где построены новые жилые районы, с утра до вечера безмятежно работают торгово-развлекательные центры.

К счастью, на месте танкового боя был установлен еще в 1944 году вот этот памятник.

Ссылка на первоисточник: https://zen.yandex.ru/media/oranela/podvig-124go-tankovogo-polka-6186c02a6a30585ef2130c9e

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *