Братская могила Выборг, Южное кладбище

Нам пишет Председатель Историко-просветительской общественной организации «Память земли нашей» Богданова Ольга Валентиновна:

Здравствуйте! Предлагаем Вам следующею публикацию

26 Отдельный Гвардейский Танковый Полк Прорыва

21 июня 1944 года экипаж танка командира роты 26 отдельного тяжелого танкового полка старшего лейтенанта Харлова, прорвав укрепленную полосу противника в районе Таммисуо, пробился вперед и начал в упор расстреливать огневые точки противника.


Уже было разбито пять пушек, четыре пулеметных гнезда и три минометных батареи. Но огнем других батарей противника советский танк был подбит…


Семь часов подряд гвардейцы отбивали попытки противника подойти к танку. Кончились боеприпасы, враги окружили машину. Радист на командном пункте принял лишь несколько слов:
«Погибаем, но не сдаемся…»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года гвардии старшине

Вагину Виктору Адриановичу,

гвардии старшему лейтенанту

Харлову Алексею Гавриловичу,

гвардии младшему лейтенанту

Миронову Филиппу Абрамовичу

и гвардии технику-​лейтенанту

Скоробогатову Анатолию Марковичу

было присвоено звание Героев Советского Союза (Посмертно).

Харлов Алексей Гаврилович командир роты ст лейтенант

Родился 26 марта 1919 года в городе Алапаевске Верхотурского уезда Пермской губернии (ныне — Свердловская область).

Окончил 6 классов, работал машинистом паровоза, затем секретарём комсомольской организации паровозоремонтной мастерской.

В Красной Армии с 1939 года. Член ВКП(б) с 1940 года. На фронте в Великую Отечественную войну с сентября 1941 года. В 1942 году окончил Челябинское танковое училище.

Командир танковой роты 26-го гвардейского отдельного тяжёлого танкового полка гвардии старший лейтенант Алексей Xарлов особо отличился 21 июня 1944 года в бою за станцию Таммисуо. Прорвав сильно укреплённую полосу обороны врага, вверенная ему рота в течение семи часов отражала контратаки противника.

Гвардии старший лейтенант А. Г. Харлов лично подавил огонь восьми дзотов, уничтожил три артиллерийских орудия, но погиб в этом бою: израсходовав весь боекомплект, командир роты вместе с экипажем не покинул подожжённый врагами танк. Похоронен в братской могиле в городе Выборг Ленинградской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм гвардии старшему лейтенанту Харлову Алексею Гавриловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награждён орденами ЛенинаАлександра НевскогоОтечественной войны 1-й степени.

Его именем названы улица в городе Алапаевске, в котором на здании школы № 2 установлена мемориальная доска. В Выборге в районе подвига танкистов установлена мемориальная доска.

Миронов Филипп Абрамович командир танка мл лейтенант. Филипп Миронов родился 5 августа 1920 года в посёлке Ясная Заря (ныне — Промышленновский район Кемеровской области). После окончания восьми классов школы работал в машинно-тракторной станции. В 1940 году Миронов был призван на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. С июня 1941 года — на фронтах Великой Отечественной войны. В 1943 году ускоренным курсом окончил танковое училище[1].
Скоробогатов Анатолий Маркович механик-водитель техник-лейтенант. Анато́лий Ма́ркович Скоробога́тов (14 октября 1906, Чижа Первая, Уральская область — 21 июня 1944, станция ТаммисуоЛенинградская область) — старший механик-водитель танка 26-го гвардейского отдельного тяжёлого танкового полка 21-й армии Ленинградского фронта, гвардии техник-лейтенант

Вагин Дмитрий Андрианович командир орудия гвардия старшина. Виктор Андрианович Вагин родился в 1923 году в посаде Клинцы — уездном центре Гомельской губернии (ныне город — районный центр Брянской области Российской Федерации) в семье рабочего. Русский. Окончил 7 классов Клинцовской школы № 2 и школу ФЗУ. До призыва в армию работал модельщиком в механических мастерских.

Из книги Бурова А.В. «Твои герои, Ленинград». — Л.: «Лениздат». 1970.

Прочитав наградной лист Филиппа Миронова, я не мог отделаться от ощущения, что это мне уже где-​то встречалось. И, оказывается, не ошибся.

Все, что говорилось о Миронове, было в описании подвига другого героя — Виктора Вагина.

Затем то же самое повторилось с Анатолием Скоробогатовым и, наконец, с Алексеем Харловым.

В четырех документах, хранившихся в разных архивных делах, речь шла об одном и том же. Все повторялось почти в точности. Не повторялись только фамилии.

Я начал искать дополнительные материалы, и они помогли мне прочесть ещё одну страницу ленинградской эпопеи, причём страницу, мало кому известную…

Так уж получалось в 26-м гвардейском танковом полку, что самые сложные боевые дела почти всегда доставались роте старшего лейтенанта Харлова.

Собственно, «доставались» не то слово. Ничего случайного в этом не было. Просто в Алексея Харлова очень верили.

Никто не удивлялся, что в двадцать четыре года он уже командовал ротой тяжелых танков. 

Из биографии, которую он рассказал на собрании принимавшим его в члены партии, стало известно, что в двадцать лет Алексей Харлов был паровозным машинистом. А кто же доверит паровоз ненадежному человеку!

Правда, быть командиром роты тяжелых танков сложнее, чем водить паровоз. Но ведь за войну у него накопился немалый опыт.

Молодым Алексея можно было назвать только по годам. В остальном он имел полное право считать себя ветераном. 

Воевал с сорок первого, одним из первых получил награду, которой мог удостоиться только очень отличившийся в боях командир, — орден Александра Невского.

И все же больше всего однополчанам запомнились последние бои старшего лейтенанта Харлова.

Было это на Карельском перешейке летом сорок четвертого года.

26-й гвардейский тяжелый танковый полк, подобно могучему тарану, должен был пробивать бреши в сильно укрепленной обороне противника.

Острием этого тарана стала рота Алексея Харлова. Называлась она в те дни ударной подвижной группой.

Танкистам приходилось вступать в единоборство с одетыми в бетон огневыми точками, со спрятанными в засаду пушками и пулеметами.

Только в боях за населенные пункты Бабочино, Сумма и Хумола рота Харлова блокировала и уничтожила пять дотов и девять дзотов, разбила семь пушек и десять пулеметов.

Из них восемь пулеметов, три пушки и несколько укрепленных огневых точек уничтожил сам командир. Он не просто вел роту, он показывал, как надо сражаться.

21 июня в бою за станцию Тамисуо рота старшего лейтенанта Харлова должна была прорвать укрепленную полосу обороны противника. Несмотря на сильный артиллерийский обстрел, командирский танк пробился вперед.

Оказавшись в глубине вражеской обороны, экипаж начал в упор расстреливать огневые точки. Уже было разбито пять пушек, четыре пулеметных гнезда и три миномётные батареи.

Ловко маневрируя тяжёлой машиной, механик-​водитель Скоробогатов подмял под гусеницы две противотанковые пушки, миномёт.

Но остальные орудия, находившиеся на этом участке, открыли огонь по вырвавшемуся вперёд советскому танку.

Машина оказалась подбитой, и враги бросились к ней, надеясь тут же захватить танк. Но из этого ничего не получилось.

Танк превратился в крепость, гарнизон которой состоял из четырех гвардейцев.

Командир роты старший лейтенант Алексей Харлов, командир танка младший лейтенант Филипп Миронов, водитель техник-​лейтенант Анатолий Скоробогатов и командир орудия старшина Виктор Вагин решили драться до последнего снаряда, до последней пули.

Семь часов подряд они отбивали попытки противника подойти к танку. И только когда кончились боеприпасы, враги окружили машину.

Они предложили танкистам сдаться.

В ответ из смотровых щелей раздались пистолетные выстрелы.

Наконец опустели и обоймы пистолетов. Снова враги кричали:

— Рус, сдавайся!

Никто не знает, о чём говорили гвардейцы в эти минуты.

Радист на командном пункте принял лишь несколько слов: «Погибаем, но не сдаёмся…»

Это было решение всех четырёх. Четырёх во многом разных людей.

Старшему из них – водителю Скоробогатову — исполнилось уже тридцать восемь, а самому младшему — командиру орудия Вагину — недавно пошёл двадцать первый.

Не будь войны, может, никогда и не встретились бы паровозный машинист Харлов со слесарем Мироновым.

Не так уж близко от уральского города Алапаевска до Кемеровской области.

Ещё дальше от города Клинцы, где работал Вагин, до Западного Казахстана — родных мест Скоробогатова. А в боях они побратались.

До самых последних секунд танкисты боролись. Когда враги подожгли танк, гвардейцы пустили в ход огнетушители. Фашисты подтащили взрывчатку…

В подорванном танке всё смолкло, а солдаты противника ещё долго не решались поднять крышки его люков.

Вдруг раздались выстрелы, и опять всё кругом заполнилось рёвом танковых моторов.

Это шли другие танки. Снова прорвавшись через укрепления противника, они появились в глубине его обороны.

Такого огня, который встретил здесь танк четырёх героев, уже не было. 

Пушки, разбитые экипажем Алексея Харлова, молчали.

Танкисты похоронили четырёх героев. Похоронили рядом, плечом к плечу.

К сколоченному из досок обелиску кто-​то прикрепил вырезанную из фанеры звезду.

А потом, когда полк находился уже далеко от ленинградской земли, танкисты прочли в газетах фамилии четырёх боевых друзей.

Все они — Алексей Гаврилович Харлов,

Филипп Абрамович Миронов,

Анатолий Маркович Скоробогатов

и Виктор Андрианович Вагин — были посмертно награждены Золотыми Звёздами.

Данные Книги Памяти
Ходатайство о поиске жены Скоробогатова А.М.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *