Книга «ПРЕДАННЫЕ». Очередной рассказ из цикла рассказов офицера танкиста, о том, как рушили Великую красную империю, о не известных большинству граждан событий происходивших на окраинах Советского союза, глазами очевидца и непосредственного участника тех событий.

****

Поведать эту историю меня попросили офицеры-однополчане, с которыми мы делили кусок хлеба и тяготы военной службы в Закавказском военном округе, числясь в будущей группе российских войск в Закавказье (ГРВЗ). Друзьям посвящаю.

ГЕНЕРАЛ-САМОДУР

13 июня 1992 года, как сейчас помню. Суббота. В полку – внеплановый парково-хозяйственный день (ПХД). Солдаты и младший сержантский состав убирали территорию, наводили кругом порядок, драили казармы и занимались обслуживанием техники в парке.

Хоть суббота и выходной, но на этот раз законного отдыха нас лишили, и мы вынуждены были остаться в полку ждать приезда представителей от командования. Заодно убирались. Все шло обыденно, размеренно, по-военному.

До нас довели приказ от командования полка находиться в готовности к смотру, построению или какой иной неожиданности. Обычно представителям округа нравилось построить на плацу подразделения и пополоскать мозги глупыми придирками, осматривая досконально, кто как подшит, кто как поглажен… Одним словом, любили попоказывать свою значимость.

Дождались, проездом из Ахалкалаки явился генерал-майор со штаба округа. Пришла команда к построению полка. Мы предполагали традиционное мозгоклюйство.

Еще издалека я увидел этого генерала. С седой шевелюрой, достойного возраста и благородной наружности. Невысокий, плотного телосложения, самоуверенный. С виду – боевой генерал. Настоящий фронтовой генерал, как с картинки, — таким он нам показался. Но внешность генерала оказалась обманчива, и он еще больше понизил нам настроение своими необоснованными цепляниями и недовольствами. Штабист просто-напросто изгалялся над солдатами и офицерами полка, упиваясь своей властью, вел себя скандально, разнузданно и хамски как обыкновенный самодур. Такое вот несопоставимое первое впечатление и дальнейшее поведение.

Единственное оправдание его поведения – взбодрить нас, чтоб не застаивались. Но построение не состоялось. Неизвестно, чем бы дело кончилось, но по какому-то тревожному звонку где-то в 17.30 вечера генерал быстро отбыл в сторону Тбилиси.

ГОРЯЧИЙ ГОРИ. ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

А по полку пошло гулять и склоняться на все лады слово «Гори»: «город Гори», «учебный полк в Гори», «дали бой в Гори», «горячие горийские события»… В полку только и разговоров о побоище в Гори.

Вот что там произошло 13 июня 1992 года. В учебно-танковый полк, расположенный на территории города Гори, на машинах ровно в 15.30, выбив ворота КПП, ворвались боевики Гамсахурдии и открыли огонь на поражение. В первые секунды убит дежурящий на КПП старший лейтенант, расстрелян капитан — дежурный по полку. Головорезы подгадали захватить полк, когда офицерский состав отдыхал по домам. Офицеры полка, заслышав выстрелы и грохот, ринулись из квартир на защиту гарнизона, но подъезды оказались блокированы грузинскими вояками. Тогда они стали выпрыгивать из окон, затем смогли прорваться в парк к своим танкам и дали мощный бой, в результате которого отбили полк у местных боевиков.

С оглядкой на соседний Гори наше начальство решило подстраховаться и усилить боеготовность полка. Организовано круглосуточное дежурство. Боевые расчеты заняли свои места. Мы даже по привычке поспешили создать на всякий пожарный сводные экипажи и подготовить бронегруппы. А чего усиляться? Мы и так практически живем в казармах. Не наряд, так караул. Не караул, так бронегруппа или часовым на пост. Когда ночная проверка караула, когда дежурный по казарме.

ГОРЯЧИЙ ГОРИ. ВЕРСИЯ РАСШИРЕННАЯ

Позвали офицеры с батальона:

— Николаич, иди, послушай про Гори.

Зашел в каптерку командира 2 танковой роты. За столом вальяжно развалился старлей с разведбата нашей дивизии города Ахалкалаки, крутой, важный, опаленный боями. Он собирался ночевать в нашей казарме вместе со всем своим подразделением.

Приезжий старший лейтенант и его подразделение были откомандированы для охраны штаба в Тбилиси, откуда они и возвращались, будучи во всеоружии. Вкратце старлей и рассказал нам, как ребята очутились в Гори и попали в самую гущу разборок.

Возвращаясь из Тбилиси, они заночевали в казарме горийского полка.

Как водится у советско-русских, да и прочих офицеров, немного «отдохнули»… Под водочку-селедочку, под чачу, под нехитрую закусь. Кто-то из местных проставлялся — то ли отвальная, то ли день рождения. С офицерами сидели несколько десантников. Закончили под утро. Перебрали, значит, проспали. А спали как мертвые. Паровозным гудком не разбудишь. Но проснуться пришлось — от выстрелов. Налетели боевики. Раздались автоматные очереди, пошла заваруха, а командиры с бодуна-то не сразу и сообразили что к чему. А уж когда сообразили дали достойный отпор. И одной из точек сопротивления грузинским бандитам, точнее, третьей такой точкой стала именно казарма, где сладким сном спали гости горийского полка и откуда потом они вели ответный огонь.

Дело в том, что оружие офицеры не сдавали, как полагается. И открыли из казармы по боевикам огонь на поражение.

Старлей махнул рукой и продолжил:

— Солдат в учебном полку оставалось всего ничего. У офицеров за день до этого изъяли все оружие, в том числе личное. Командир полка и начальник штаба как будто нарочно уехали. А офицерам полка после обеда объявили выходной. Все как назло. Но случайностью тут и не пахло.

Как потом выяснилось, начальство готовилось к мирной сдаче полка и военного городка. Оказывается, про эти гнусные намерения знало абсолютно все высшее руководство: от командующего до командира полка. Ничего не подозревали лишь военнослужащие полка. Активно руководил процессом приготовления к сдаче полка некий генерал Суфиян Узеирович Беппаев, в будущем прозванный Серым кардиналом Кавказа.

Но разве мог командир полка, который еще недавно требовал от офицеров соблюдения устава, присяги, долга открыто озвучить малодушные корыстные планы своим офицерам? Говорить он стыдился, а делать, как ни странно – нисколько. Комполка тихо-молча предоставил им выходной, а сам вообще уехал из города, наверное, чтобы не принимать личное участие в предстоящей вакханалии.

Вот так и получилось, что никто в полку и помыслить не мог, что оказался проданным. Или преданным?

Грузины, как всегда уверенные в себе и наглые в собственной значимости, даже не думали, что кто-то может дать им отпор.

Ворвались через КПП в полк, снеся машиной ворота! Налетчиков попытался остановить старлей-дежурный из наряда КПП. Он был первым, кто погиб. Вторым рухнул на землю офицер-дежурный по полку, выбежавший на выстрелы. Его скосила автоматная очередь. По мере продвижения по полку стрельба со стороны боевиков приобретала все более беспорядочный характер. В то время при каждом дежурном по полку находилась вооруженная группа быстрого реагирования, состоявшая из вооруженных военнослужащих. Они открыли ответную стрельбу. Завязался бой. Это была первая точка сопротивления.

«ПОЛЕ БОЯ ДЕРЖИТСЯ НА ТАНКАХ!»

— Пытался отстреливаться дежурный по парку, охраняющий боевую технику. Бандиты явно просчитались, когда захватив без боя караулку, освободили нескольких арестованных солдат с гауптвахты в надежде, что они из благодарности станут их союзниками. А губари быстренько разоружили горе-освободителей и заняли оборону в составе караула. Караулка стала второй точкой сопротивления.

Третьей точкой сопротивления, как я уже говорил, оказалась казарма, где, проснувшись с похмелья, начало отстреливаться подразделение, случайно там оказавшееся.

— А как же офицеры полка до танков добрались? — спросил я старлея.

— О-о-о, — с удовольствием протянул старлей, — офицеры, услышав стрельбу, попытались прибыть в полк и на выходе из подъездов столкнулись с дежурившими возле каждого выхода вооруженными грузинами. Но, как метко заявил Задорнов, «русский, если чего задумал, то непременно сделает». Грузины не догадались блокировать дома с тыльной стороны, чем и воспользовались офицеры, покинув квартиры через окна!

Военный городок примыкал, как и у нас, к забору, за которым находились хранилища боевой техники и танки в парке. Естественно, танкисты, долго не думая, перемахнули через забор и завели три танка. А, как известно, «поле боя держится на танках!»

Могучие боевые машины вырвались из парка, грозно рыча и давя все на своем пути: боевиков, их машины, автобусы… Боеприпасы в танках отсутствовали. Бандиты, в ужасе побросав оружие, сдавались в плен. Итого согнали к бассейну около семидесяти пленных.

«СЛАВА БОГУ, СНАЙПЕР БЫЛ ХРЕНОВЫЙ…»

— Среди захваченной техники был обнаружен автобус-пазик, в котором нашли большие коробки с презервативами.

— Зачем им столько? – недоуменно кто-то задал вопрос лейтенанту-рассказчику.

Старлей глянул на нас почти как на дурачков:

— Жен офицерских трахать. Это сами грузины так комментируют.

Он вернулся к повествованию:

— Когда стали разбираться, узнали некий страшный факт: утром маленькие детишки офицеров из детского лагеря купались в бассейне части.

По детям с крыши открыл огонь снайпер…

То ли снайпер был хреновый, то ли он попросту «забавлялся», но погибла всего одна маленькая девочка. Всего одна?..

Если кто не верит, вспомните Осетию, 1998-ой.

ПРОИГРАННАЯ ПОБЕДА

Рассказ старлея подходил к завершению.

— Через некоторое время в полк прилетел генерал!

Наши стоят израненные, перевязанные бинтами… Кто в трико, кто в майке и трусах (как сидел на диване, так в окно и выпрыгнул)… Невдалеке жмется кучка пленных биджориков, испуганных, сбивчиво что-то лопочущих, молящих о пощаде.

Наши-то гордые, грудь вперед, думают, вот им сейчас генерал лично руку пожмет и похвалит! Вот сейчас им дадут ордена и медали!

Ага, догнали и дали!

Взбешенный генерал, сверкая глазами и брызжа слюной, вдруг обзывает героев подонками, предателями, кроет матом…

Ребята чуть в обморок не грохнулись. Да что такое? Да что они не так сделали? Наоборот, ведь они же герои! Переглядываются, недоуменные, ошарашенные. Смотрят на генерала не в силах вымолвить ни слова, ни звука. Они же защищали свой полк?!

А генерал стоит, враждебно уставившись, как будто бы он не на их стороне, как будто он чужой, и младшие офицеры для него – никто, пыль, наступил и забыл.

И униженные защитники полка постепенно, сквозь генеральскую брань и ор, начинают понимать, что полк-то их уже, оказывается, принадлежит грузинской армии. И они — вовсе не защитники, а «бандиты и убийцы, вносящие межнациональную рознь и стравливающие государства!» Тем временем пленные «гвардейцы» бормотали, что они шли лишь для имитации захвата полка. А вопрос о судьбе полка решали в Тбилиси, а не они.

На удивление и обиду сил у ребят не осталось.

Фамилия генерала оказалась Беппаев. Мы потом про него, много поганых историй слышали, — старлей примолк.

— А вы с генералом говорили? — я спрашиваю.

— Нет, мы, когда его реакцию увидели, потихоньку собрались да незамеченными быстренько смотались. Про нашу ночевку у горийцев знал только дежурный по полку, а он вроде погиб.

Заволновавшись, старший лейтенант попросил:

— Мужики, не рассказывайте никому, о чем сейчас услышали! Ну, как мы из казармы стреляли… А то я скоро перевожусь на Украину. Лады?

Конечно, все молчали. И долго еще озлобленное командование округа выясняло, кто же так дружно стрелял из казармы, заставив грузин временно залечь и тем самым дать возможность офицерам добраться до танков.

***

Мы сидели в каптерке и молчали. Человек десять. В воздухе зависла тягучая звенящая тишина. Разошлись тоже молча.

ОФИЦИАЛЬНО В ГРУЗИИ ВОЙНЫ НЕ БЫЛО

Горийские события стали последней каплей. По военному городку прокатилась волна негодования, позицией начальства возмущались солдаты, офицеры, жены военнослужащих. Все кругом словно бурлило и клокотало, воздух казался пропитанным ненавистью. Мы окончательно укрепились во мнении, что пора отсюда выдвигаться. Продолжили готовиться к выходу в Россию.

Мы собирались уходить, и плевать хотели на продажное командование. Хотя мы не сомневались: эти люди без чести и совести сделают все, чтоб уничтожить нас при попытке ухода.

Официально в Грузии войны не было.

С нашей стороны были убиты старший лейтенант Андрей Родионов, капитан Павел Пичугин и восьмилетняя российская девочка Марина Савостина, единственная дочка в офицерской семье (две пули в легкое и позвоночник), еще несколько военнослужащих получили ранения, но это уже мелочи.

По официальным данным с грузинской стороны погибли 12 гвардейцев, 20 ранены и 28 взяты в плен.

Официально в Грузии войны не было.

***

Что сталось дальше с проданным горийским полком, мне неизвестно. Только вот недавно попалось на глаза любопытное свидетельство Симонова В.А., бывшего начальника разведки 19-й отдельной армии ПВО. Цитирую:

«По прибытии в полк Беппаев грубо распекал командира и начальника штаба полка, почему они допустили потери. Правда, никто так и не понял, потери какой стороны имел в виду Беппаев. Кроме того, Беппаев приказал немедленно освободить пленных, хотя требовалось расследование кровавого инцидента. Никто так и не ответил за то преступление, полк был расформирован, а все его вооружение было передано грузинской стороне. Спрашивается: ради чего погибали молодые российские парни?

Беппаеву Суфияну Узеировичу, балкарцу по национальности, усиленно делали рекламу миротворца Кавказа. А на деле…»

УТОЧНЯЮЩИЕ МОМЕНТЫ ИЗ ДРУГОГО ИСТОЧНИКА:

Автор — Валерий Симонов – полковник в отставке, начальник разведки 19-й отдельной армии ПВО в ЗакВО (1989–1993).

  1. В офицерском общежитии трое молодых офицеров, уволенных из вооружённых сил «за дискредитацию офицерского звания», устроили «отвальную» с распитием спиртных напитков.

В 15.30 на территорию полка ворвались около 200 вооружённых грузинских гвардейцев.Они сразу блокировали подъезды зданий, не давая никому выйти. Прибежавших из города на шум стрельбы офицеров и прапорщиков тоже отсекли.

Нападавшие не догадались блокировать здания с тыльной стороны. Когда началась стрельба, принявшие на грудь офицеры выскочили из окна, достигли парка боевых машин, завели три танка и начали давить гусеницами нападавших и их машины. Причём боекомплекта в танках не было.

2. Причём наши защищались в основном отобранным оружием. Действовали спонтанно, без какого-либо руководства. По официальным данным, с грузинской стороны погибли 12 гвардейцев, ранены 20 и взяты в плен 28. Остальные беспорядочно отступили, бросив свои машины у забора полка. С нашей стороны были убиты старший лейтенант Андрей Родионов, капитан Павел Пичугин и 8-летняя девочка Марина Савостина, шесть наших военнослужащих получили ранения.

Девочку, которая купалась в открытом бассейне, намеренно добивал обкуренный грузинский снайпер.

3. Потом генерал (БЕППАЕВ) приказал немедленно освободить пленных, хотя требовалось расследование кровавого инцидента. Наоборот, в полку начали выявлять тех военнослужащих, кто взял в руки оружие и стрелял. Все герои того боя от всего открестились. Приезжие десантники, не получив хлеб, тихонько ретировались. За несколько дней полк был расформирован, а всё его вооружение было передано грузинской стороне. Спрашивается, ради чего погибли два молодых офицера и маленькая девочка?

4. Кстати, в том бою был убит главарь нападавших Бесик Кутателадзе. Он был провозглашён национальным героем и похоронен с государственными почестями в тбилисском Пантеоне. Наши убиенные россияне были без надлежащих почестей отправлены в Россию в наскоро сколоченных деревянных ящиках как «груз 200».

5. Вся эта история, на мой взгляд, была явной подставой. Как иначе объяснить следующие факты? За день до нападения всем офицерам и солдатам было приказано сдать личное оружие. В день нападения командир полка и начальник штаба убыли якобы (а может быть, и по-настоящему) на совещание в штаб ЗакВО. Офицерам полка объявили выходной. В подразделениях оставалось минимальное количество военнослужащих. Вскоре после того боя мне пришлось быть в грузинском Генеральном штабе. Это был первый день грузино-абхазской войны (14 августа 1992 года). Мне приказали договориться с грузинским военным руководством, чтобы исключить боевое воздействие по частям ПВО. Меня там с удивлением спрашивали, почему в Гори было оказано сопротивление – ведь заранее была договорённость о передаче танков полка для последующего применения их против абхазов.

НЕКОТОРЫЕ КОМЕНТАРИИ ПРОЧИТАВШИХ РАССКАЗ:

Негриенко Вячеслав 25 декабря 2010 в 15:26

Армия ведь часть народа, вооружённая, призванная защищать часть народа, вооружённую послабже. От всех врагов без исключения. Так что виноват весь народ, что молча смотрел, как ликвидируют его страну. Виноват и сейчас, глядя на то, как добивают осколки страны, сопя тихо в две дырки.

Александр Масленников 26 декабря 2010 в 10:06

Мы, командование гарнизона, в Узбекистане сделали по-другому. Никто никуда не убегал. Местную власть сразу запрессовали и предупредили, что сейчас выкатываем самоходки 203,2 мм на прямую наводку и открываем огонь, если не наведете порядок. К слову еще и турок-месхетинцев защищали. Все обошлось разбитыми стеклами в домах офицеров и выкриками «русские свиньи, убирайтесь домой!». Мы их просто опередили. Имелся определенный опыт. Я до того два года в Афганистане прослужил. Стотысячный город притих. Покричали и разбежались все. Бронегруппы выставили, перекрыли все. Кроме того были готовы вооружить всех русских и крымских татар (несколько тысяч).

игорь еременко 27 декабря 2010 в 17:53

Да, наша грёбаная элита в борьбе за власть готова на любую подлость, любое преступление только бы оказаться у кормушки первыми. Даже инстинкт самосохранения не спасает от безмерной алчности. Не помню, кто сказал: «Если бы вы знали, какие ничтожества правят обществом…» И неужели они надеются, что социального взрыва можно избежать. Напрасно!

«пришла и говорю» v отвечает на комментарий игорь еременко 27 декабря 2010 в 18:23

«Если бы вы знали, какие ничтожества правят обществом…»

Кто бы сомневался!

Но на этот счет есть два разумения:

  1. Никакая власть не бывает справедливой.

2. Если вы не согласны, то почему не исправите это собой? Двигайте во власть и изменяйте ее. Если вы туда не двинете, то двинутся другие. А вам останется только сетовать на херовую власть.

Для ВОД «Союз танкистов России». Автор: О.Н. Калугин.

#СоюзТанкистовРоссии #ГорийскийПолк1992 #ГероиТанкисты #РазвалСССР #КакНасПредавали

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *