7-я танковая бригада.ч.2. Боевое крещение юго-западнее Харькова. Бои 1-4 октября 1941 г

Максим Бакунин (tankoved34)
20170531 14:17:00. Отредактировано и дополнено 17.10.2020

Формирование. Боевое крещение

7-я танковая бригада была сформирована в середине сентября 1941 г. на основании Директивы заместителя НКО №725373сс от 14 сентября 1941 г. в Костерево по штатам №№010/75-010/83, 010/87 в составе:

управление бригады (штат №010/75);

рота управления (штат №010/76);

разведывательная рота (штат №010/77);

7-й танковый полк 2-х батальонного состава (штат №010/87);

7-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон (штат №010/79);

7-й зенитный дивизион (штат №010/80);

ремонтно-восстановительная рота (штат №010/81);

автотранспортная рота (штат №010/82);

медико-санитарный взвод (штат №010/83) [1].

По состоянию на 19 сентября 7-я танковая бригада насчитывала 1855 человек личного состава, 61 танк (7 KB-1, 22 Т-34, 32 Т-40), 14 бронемашин БА-20, 8 тракторов СТЗ-5, 208 автомашин (114 ЗИС-5, 71 ГАЗ-АА, 12 легковых, 10 санитарных, 1 штабная), 10 ремлетучек ПМ-3, 30 мотоциклов, 8 37-мм зенитных орудий, 52 пулемета (3 крупнокалиберных, 6 станковых, 43 ручных), 182 ППД, 2275 винтовок и 556 пистолетов [3, с. 40, 41].

В этом составе 20 сентября 7-я танковая бригада убыла в район Сталино в состав Юго-Западного фронта [1]. В пути 21 сентября на 309-м километре Донбасской железной дороги эшелон подвергся бомбардировке, погиб как минимум 1 человек (стрелок красноармеец Никита Макаров), а 22 сентября во время разгрузки эшелона на станции Люботин пропал без вести командир взвода 7-го МСПБ младший лейтенант Михаил Терехин (прим. — позже он, правда, нашелся) – все известные потери 7-й танковой бригады в личном составе до начала боевых действий [2]. Выгрузившись из эшелонов, к 24 сентября 7-я танковая бригада расположилась в лесах южнее хутора Ольховый (юго-западнее г. Люботин, Харьковская область) в резерве Юго-Западного фронта. 24 сентября силами личного состава бригады были усилены мосты через реку Черемушная, установлена связь с 12-й танковой бригадой 6-й армии [4].

25 сентября 7-я танковая бригада была передана в состав 38-й армии [1], после чего к утру 26 сентября ночным маршем перешла в леса к востоку от села Искровка. В прежнем районе сосредоточения южнее Ольхового осталось 3 неисправных танка Т-40. В ходе ночного перехода опрокинулась, зажглась и сгорела бронемашина БА-20. Также был разбит 1 мотоцикл 7-й разведроты, ударом танка раздавлена легковая машина ГАЗ М-1 7-го МСПБ, а один из грузовиков ГАЗ-АА 7-го МСПБ свалился под откос, разбив крышку блока и радиатор [5].

Пробыв в лесах у Искровки 4 дня, к исходу 29 сентября 7-я танковая бригада была переброшена для прикрытия открытого левого фланга армии обратно на восток, в район хутора Снежков Кут (юго-западнее г. Валки) [6, л. 45], и к 9.00 30 сентября заняла оборону на высотах перед рекой Грушевая фронтом на юг на участке: (иск.) хутор Дорожкин (ныне западная часть с. Мельниково, 15 км южнее г. Валки) – высоты 162,6 и 183,6, встав между 304-й стрелковой дивизией и 14-й танковой бригадой [6, л. 44].

Всего по состоянию на 30 сентября 7-я танковая бригада имела в строю 57 танков (7 КВ-1, 22 Т-34, 28 Т-40) и 12 бронемашин БА-20. Еще 77 танков и 3 бронемашины насчитывала соседняя 14-я танковая бригада[12, л. 151].

Высланная заранее на юг разведка 7-й танковой бригады в 23.50 29 сентября столкнулась с разведкой немецкой 68-й пехотной дивизии (LII.AK, 17.Armee). Днем 30 сентября 196-й пехотный полк 68-й ПД занял хутора Разумный и Галдивка к югу от Дорожкина, а к вечеру вышел к самому Дорожкину и занял село Рождественское, где и перешел к обороне напротив 7-й танковой бригады [7, F. 663, 667].

С рассветом 2 октября 7-я танковая бригада частью сил перешла в наступление на своем правом фланге в районе хутора Дорожкин, но далее северных скатов высоты 173,1 к северу от Рождественского продвижения не имела. Силы противника бригада оценила как до роты пехоты с 1 орудием и минометной батареей [9, л. 32]. По немецким данным, противостоявший бригаде 1-й батальон 196-го пехотного полка в 6.00 отразил атаку пехотной группы в 50 человек, а затем отбил атаку силою до 2 рот пехоты. По всей видимости, в наступлении участвовал один только 7-й мотострелковый батальон [7, F. 684].

Также, согласно наградному листу на шофера бронемашины 7-й разведроты красноармейца Василия Котова, его бронемашина на рассвете 2 октября была выслана в разведку на село Никольское (ныне Николо-Камышеватая). Достигнув Никольского, экипаж бронемашины догнал немецкую легковую автомашину, в которой находились 3 немецких офицера и 1 солдат, и попытался захватить их в ален в качестве «языков», однако при этом бронемашина застряла в колее. Выброшенной немцами гранатой шофер Василий Котов был тяжело ранен в шею, подбородок и рот, однако остался в строю и после вытаскивания бронемашины из колеи смог вывести ее из расположения противника [10, л. 69].

Всего в именном списке безвозвратных потерь 7-й ТБр за 2 октября числится 12 пропавших без вести (красноармейцы Федор Бородин, Алексей Будашников, Михаил Дурнев, Александр Елочкин, Иван Мартюшев, Семен Мичанин, Яков Наумов, Иван Нежгальцев, Евгений Рыжов, Александр Семичев, Иван Сивушкин, Федор Черныш). Все они пропали без вести у Рождественского, вероятно, во время неудачного утреннего наступления. 4 из 12 пропавших без вести позже нашлись. Красноармейцы Мичанин и Сивушкин повторно пропали без вести уже в 1942 году, Дурнев погиб в 1945 году, только Федор Черныш смог пережить войну [2].

Также 2 октября военным трибуналом 38-й армии по статье 54-10, ч. 2 (за антисоветскую агитацию) был осужден к расстрелу командир отделения сержант Андрей Суворов – это все известные потери 7-й танковой бригады 2 октября [2].

Начало наступления. 3 октября 1941 г.

С 24.00 1 октября 1941 г. согласно приказу штаба Юго-Западного фронта из резерва 38-й армии на левый фланг армии были выдвинуты 169-ю и 199-ю стрелковые дивизии, которые 2 октября перешли в выжидательные районы, расположившись позади 7-й и 14-й танковых бригад [9, л. 33, 41]. В 12.00 2 октября штаб 38-й армии отдал войскам боевой приказ №0040 о переходе на следующий день в наступление на левом фланге армии. Справа, с исходного рубежа Бобровка – Папуги, совместно с 7-й танковой бригадой в южном и юго-западном направлениях должна была ударить 169-я стрелковая дивизия; слева, с исходного рубежа Гавриловка – Ляшева, совместно с 14-й танковой бригадой должна была атаковать в юго-западном направлении 199-я стрелковая дивизия. Непосредственно 7-я танковая бригада должна была уничтожить противника в хуторах Винников, Еленовка, Кагановича и до исхода дня овладеть селом Крестище. Общей целью наступления была ликвидация противника на стыке 6-й и 38-й армий [11, л. 148].

Всего по состоянию на 3 октября 7-я танковая бригада все еще имела 54 исправных танков (7 КВ-1, 21 Т-34, 26 Т-40) и 12 бронемашин БА-20, однако согласно боевому распоряжению №535 штаба 38-й армии от 3 октября 1-й танковый батальон 7-й ТБр был 3 октября выведен в резерв штаба армии в хутора Башковка (ныне в юго-восточной части с. Минковка), Анопченков (ныне с. Манилы), таким образом бригада в наступлении 3 октября бригада участвовала лишь своими легкими танками [9, л. 38]; [11, л. 298]; [12, л. 147].

БА-20 легкий бронеавтомобиль

В 6.00 3 октября 556-й и 680-й стрелковые полки 169-й стрелковой дивизии заняли исходные позиции на заданном им участке: Бобровка – Папуги, откуда с 9.00 перешли в наступление в южном направлении [13, лл. 9, 13]. Одновременно с пехотой с 9.00 ударила 7-я танковая бригада [10, л. 38].

Из донесений штаба 68-й пехотной дивизии следует, что непосредственно атаки против 196-го пехотного полка 68-й ПД начались только с 10.45. Первые атаки были отбиты немецкой артиллерией, но позже под напором пехоты 169-й СД и танков 7-й ТБр немцы были вынуждены оставить высоту 173,1 к северу от Рождественского и отойти в само Рождественское, после чего 556-й и 680-й стрелковые полки к 17.00 достигли северных окраин Рождественского и южной окраины хутора Пасечников [7, F. 695, 696]; [13, л. 15]. Собственно 7-я танковая бригада, по советским данным, 3 октября продвинулась до 2,5 километров на юг и овладела Рождественским и хуторами Ново-Мельниковские, однако взятие ею Рождественского опровергается документами 68-й пехотной дивизии [12, л. 147]..

За день 3 октября 7-я танковая бригада потеряла 8 танков (4 – сгоревшими, 4 – подбитыми) и 44 человека убитыми и ранеными [9, л. 34]. Столько же уничтоженных танков 7-й ТБр (8 штук) насчитал и штаб 68-й ПД [7, F. 696]. Вероятно, все потерянные бригадой танки были Т-40. Оба стрелковых полка 169-й стрелковой дивизии потеряли 296 человек личного состава [13, л. 20].

В именных списках безвозвратных потерь 7-й ТБр за 3 октября числится:

2 убитых (командир танка старшина Алексей Горохов, помощник тракториста красноармеец Николай Малашек) (прим. – Малашек погиб при эвакуации танка Т-40 на станции Водяная);

48 пропавших без вести:

9 танкистов (политрук роты Иван Мосалов, взводные младшие лейтенанты Иосиф Климочкин и Анатолий Дворядкин, командир танка младший сержант Виталий Кузьмин, механики-водители танков красноармейцы Алексей Долгушин, Гаврил Южанин, Александр Горбунов, Петр Ткалин, радист младший сержант Иван Переверзев);

39 мотострелков (пом. ком. взводов старшие сержанты Александр Харьченко и Григорий Швец-Харьченко, командир отделения сержант Юрий Цыбелев, наводчик красноармеец Н.А. Митрюхин, санинструктор сержант Афанасий Щербин, шофер красноармеец Степан Проскурин, стрелки красноармейцы Сергей Абрашин, Иван Агапеев, Павел Бобков, Михаил Васильев, Павел Вербицкий, Александр Глушков, Петр Гринин, Моисей Жариков, Александр Засыпкин, Иван Захаров, Василий Калинин, Дмитрий Каменский, Василий Ковалев, Николай Колосов, Меркул Колпаков, Николай Кочетов, Николай Малыгин, Михаил Моисеев, Григорий Мотариков, Тимофей Никифоров, Иван Панков, Михаил Папенко, Иван Потороко, Петр Пызин, Иосиф Радионов, Николай Смирнов, Федор Степнов, Федор Сыченко, Яков Татарнецов, Александр Усков, Иван Хахлов, Солих Хоханаев);

сапер красноармеец Илья Шумаков [2].

Впрочем, радист Переверзев в действительности скорее всего пропал без вести только 6 октября под Константиновкой. Таким образом, судя по реальному количеству пропавших без вести, фактические потери 7-й танковой бригады в личном составе 3 октября составили примерно 91 человек: 2 – убитыми, 47 – пропавшими без вести, 42 – ранеными [2].

Бой 4 октября 1941 г. Выход к деревне Мокрянка.

В ночь на 4 октября 1941 г. 169-й стрелковой дивизией была проведена разведка немецких позиций [13, л. 18]. Судя по всему, в этой разведке участвовала и 7-я танковая бригада. Согласно наградным листам группа автоматчиков во главе со взводным 1-й стрелковой роты 7-го МСБ младшим лейтенантом Тимофеем Шевцовым успешно пробралась в тыл противника у Рождественского, сняла 2 полевых караула, уничтожила 2 расчета противотанковых орудий, расчет крупнокалиберного пулемета, 50 пехотинцев, из их числа 15 солдат убил огнем из винтовки и гранатами снайпер 1-й роты рядовой Семен Нарыков, а затем он же вынес тяжелораненого Шевцова [10, л. 219, 248].

Вероятно, в той же вылазке отличился и помощник взводного Шевцова старший сержант Иван Логачев, который, согласно своему наградному листу, убил 15 немцев и «спас бегавшего по полю боя бойца в горящей одежде, которая воспламенилась вследствие прострела пулей противника ранцевого огнемета, находившегося за плечом и вылившейся на него горючей смеси» [10, л. 172].

После ночной разведки к 6.00 4 октября 2-й танковый батальон с одной мотострелковой ротой занял исходные позиции для наступления в районе хуторов Рудев, Папуги, Ольховский. Во 2-м эшелоне в районе хутора Водяная Балка и высоты 183,6 встали главные силы 7-го мотострелкового батальона [14, л. 41]. 1-й танковый батальон к утру 4 октября оставался в армейском резерве, откуда он, по всей видимости, был введен в бой уже днем 4 октября [9, л. 34, 35].

Плавающий танк т-40

По советским данным, наступление 556-го и 680-го стрелковых полков (169-я СД) с исходного рубежа: Вишневый – Рождественское, началось с 7.00 4 октября [13, л. 22]. Из донесения штаба 68-й ПД следует, что с 8.30 начались действия 680-го стрелкового полка силою до роты пехоты против левофлангового 1-го батальона 196-го пехотного полка, и лишь около 10.00 556-й стрелковый полк силами до 2 батальонов пехоты с танками 7-й ТБр атаковал позиции 2-го батальона 196-го пехотного полка у Рождественского. Около 12.00 пехота 556-го полка при поддержке танков 7-й ТБр прорвала оборону одной из пехотных рот 196-го пехотного полка у Рождественского [7, F. 700]. Войдя в прорыв, 556-й стрелковый полк до 13.00 продвинулся на 3 километра в южном направлении, занял Ново-Александровку, захватив здесь 6 пленных, а затем вышел на высоты севернее и северо-западнее деревни Мокрянка, где и был остановлен противником [14, л. 51].

Одновременно с началом наступления 556-го стрелкового полка около 10.00 последовали атаки 492-го и 584-го стрелковых полков 199-й стрелковой дивизии с севера и северо-запада на хутор Винников, где оборонялся 3-й батальон 196-го пехотного полка. В атаке 584-го полка на Винников с севера также участвовали 3 советских танка [7, F. 700]. Это были танки 7-й ТБр, сбившиеся с направления и случайно оказавшиеся в полосе наступления 584-го полка. Неожиданное появление советских танков вызвало некоторое замешательство среди бойцов 584-го стрелкового полка, которые совершенно не ожидали увидеть у себя танковую поддержку [15, л. 230]. По немецким данным, танки 7-й ТБр вышли непосредственно к Винникову, но далее продвижения вперед не имели [7, F. 700].

В ходе боевых действий по состоянию на 16.15 4 октября 68-й пехотной дивизией было уничтожено 3 танка 7-й ТБр, в т.ч. 1 Т-34 – зенитными орудиями [7, F. 701]. Во 2-й половине дня 196-й пехотный полк, благодаря вводу в бой всех своих резервов, отбил новые атаки прорвавшегося к Мокрянке 556-го стрелкового полка с танками 7-й ТБр, в т.ч. немцы насчитали 5 52-тонных танков (т.е. КВ-1)[7, F. 703, 704]. В ходе этих боев 556-й стрелковый полк своим 3-м батальоном овладел районом 2 курганов южнее Ново-Александровки, а 1-м и 2-м батальонами занял северную окраину Мокрянки [13, л. 22]. За день 4 октября 556-й стрелковый полк захватил 3 пленных, 1 миномет и 2 ручных пулемета, потеряв сразу 514 человек личного состава [13, лл. 24, 34].

Собственно 7-я танковая бригада 4 октября, по данным штаба 38-й армии, уничтожила 202 немца, 14 минометов, 3 винтовки, 25 пистолетов, захватила 3 пленных, 2 миномета, 2 рации. Потери ее составили 4 танка (2 – сгоревшими, 2 – подбитыми) и 53 человека личного состава (10 – убитыми, 43 – ранеными) [9, л. 30].

По другим данным (АБТО штаба 38-й армии), 7-я танковая бригада 4 октября захватила 6 пленных, 3 миномета и 3 рации, потеряв 91 человека личного состава убитым и раненым и 9 танков (4 Т-34, 5 Т-40), в т.ч. 4 танка (2 Т-34, 2 Т-40) – сгоревшими. Все подбитые и сгоревшие танки были эвакуированы на СПАМ [12, л. 148]. Согласно донесению штаба 68-й ПД, оба сгоревших танка Т-34 7-й ТБр были уничтожены зенитными орудиями[7, F. 704].

В именных списках безвозвратных потерь 7-й ТБр за 4 октября числится:

30 убитых:

5 танкистов (взводный лейтенант Кузьма Копейко, командиры танков старшина Григорий Крылов и младший сержант Александр Фомин, башенный стрелок красноармеец Александр Битюцкий, радист красноармеец Василий Круглов);

25 мотострелков (политрук роты младший политрук Иван Полянский, взводные лейтенанты Бенциан Горелик, Николай Чиликин, Михаил Давыдов, Владимир Ионисян, командир отделения младший сержант Антон Прошин, снайпер красноармеец Василий Бронских, стрелки красноармейцы Степан Бабин, Тимофей Бадерко, Сергей Булгаков, Михаил Бычеков, Алексей Валынцев, Петр Горбунов, К.В. Двуличанский, Мурисляш Иднатулин, Иван Жикин, Иван Лунин, Георгий Мельников, Василий Метелкин, М.Я. Мухнин, Григорий Оспищев, Семен Пахомов, Федор Покас, В.М. Сазонов, Николай Щукин);

28 пропавших без вести:

4 танкиста (ротный лейтенант Михаил Брославский, механики-водители младший сержант Федор Чуркин, сержант Александр Русских, радист красноармеец Иван Полищук);

22 мотострелка (командир отделения сержант Николай Марушкин, снайпер красноармеец Петр Шумилов, стрелки красноармейцы Василий Алексеенко, Прокофий Буланников, Сергей Васильченко, Михаил Ганджа, Федор Дысенко, Александр Ельцов, Тихон Захаров, Карп Иванков, Яков Коркин, Иван Ларин, Никита Овсянников, Александр Овчинников, Семен Планидка, Иван Ртищев, Василий Самощенко, Иван Саратовский, Григорий Симаков, Яков Скрипов, Михаил Сурин, Гарш Юревич) [2].

Собственно лейтенант Брославский скорее всего пропал без вести только 6 октября под Константиновкой. Исходя из реального количества пропавших без вести, общие фактические потери 7-й танковой бригады в бою 4 октября составили примерно 118 человек личного состава: 30 – убитыми, 27 – пропавшими без вести, 61 – раненым [2].

Позже штабом 38-й армии было уточнено, что всего в боях 3-4 октября 7-я танковая бригада потеряла 212 человек личного состава (13 – убитыми, 113 – пропавшими без вести, 86 – ранеными) и 13 танков, захватила 10 пленных, 13 минометов, 2 пулемета, 1 рацию [9, л. 25]. В именных списках безвозвратных потерь 7-й ТБр за 3-4 октября числится 32 убитых и 76 пропавших без вести, что несколько расходится с данными штаба 38-й армии [2].

Ссылка на источник: https://tankoved34.livejournal.com/12950.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.