КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ.

Или самые оригинальные способы остановить танк, которые применялись во время Второй мировой войны.

Танковое наступление всегда подразумевает под собой большие потери, как в численности живой силы, так и в сопутствующих разрушениях нетронутых построек. Именно поэтому на создание противотанковых средств тратилось много времени и сил.

Некоторые изобретения борьбы с броненосной техникой получались настолько необычными, что о них стоит поговорить поподробнее.

Финский вариант.

Традиционно, чтобы остановить танк, применяют артиллерию или мины, но финны, кажется, не искали лёгких путей. Эти ребята ещё со времён Финской Зимней войны пытались вручную остановить наступающую технику. Солдат Тойво Ахтимо вспоминал, как в мирное время новобранцев учили уничтожать танки.

В теории, необходимо было лишь засунуть крупное бревно или обычный лом в гусеницу, после чего последняя сломается. В действительности, всё, что использовалось в попытке остановить технику, «пережёвывалось», не нанося при этом ни малейшего вреда танку. Несмотря на свою бесполезность, данный способ борьбы был также записан в инструкцию немецких солдат, а позже даже безуспешно применялся итальянцами.

Английский способ.

В 1940 году британскими стратегами был придуман не один, а целых два плана, которые должны были помочь справиться с вражеской техникой. Начать стоит со сложного варианта, который можно было реализовать отряду, состоящему не менее чем из четырёх солдат.

По задумке, двое должны были продвинуть на длинных стальных балках в ходовую часть танка одеяло, которое третьему участнику незамедлительно требовалось облить горючим. Оставшемуся члену «квартета» оставалось самая простая задача – поджечь одеяло. Пожалуй, не стоить тратить слова на описание эффективности данного способа, и потому мы перейдем к инструкции под номером два.

Этот вариант куда проще и незамысловатее. Одному солдату предписывалось подойти к вражескому танку, взобраться на броню и постучать в люк.

Находящиеся внутри «джентльмены», по-видимому, ведомые нормами приличия, должны были открыть «гостю», после чего последнему предстояло бросить внутрь вражеской техники несколько гранат и тем самым ликвидировать недальновидный, но вежливый экипаж противника.

К счастью, транспортировка танков к берегам Великобритании, была настолько ресурсозатратной, что немецкая техника так и не добралась до побережья Англии, а это значит, что британцам так и не пришлось реализовать хитрые планы своего начальства.

Другая точка зрения.

Вслед за финнами и британцами союзники Германии также решили принять участие в создании самого эффективного и дешевого способа, который позволил бы устранять танки в условиях настоящего боевого столкновения. С этой целью была написана сорока страничная инструкция, в которой были озвучены несколько способов уничтожить технику противника.

Помимо «классических вариантов» там было и несколько идей для пехотных ударных отрядов, которым предстояло ликвидировать сверхтяжелую вражескую технику.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №2

Первый способ гласил, что создав дымовую завесу, боец забирался на танк, прикреплял к нему связку гранат и вслед за этим скрывался незамеченным.

Второй план состоял в том, чтобы сломать вентиляционную решетку двигателя танка, а после бросить внутрь бронемашины всё ту же вышеуказанную связку гранат. Советское руководство, прознав о вышеперечисленных вариантах ликвидации танков, приказала сопровождать каждую единицу боевой техники группой пехотинцев, из-за чего противникам просто физически не удавалось воплотить свои задумки в реальность.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №3

Японская идея.

Самым же диким способ избавиться от вражеской техники являлись японские солдаты-камикадзе, которых воспитывали самоотверженными и бесстрашными бойцами. Не редки были случаи, когда смертники привязывали к себе несколько мин или гранат и вместе с этим грузом шли в лобовую атаку против вражеской техники. Известно, что бригадой таких камикадзе удалось ликвидировать целый отряд танков в битве при Мадаоши.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №5

Рассказы очевидцев о не обычных способах подрывов танков.

Главной особенностью августовских сражений 1945 года стало массовое применение японцами «сухопутных» смертников, предназначенных для борьбы с танками.

Им надлежало просто броситься под танк с рюкзаком, набитым взрывчаткой. Отряды обреченных формировались штабами всех полков и дивизий, в каждом батальоне и даже в каждой роте. Но главной силой такого рода была 1-я мотомеханизированная бригада обреченных численностью до 5 тысяч солдат и офицеров.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №1

Из воспоминаний маршала Советского союза Мерецкова.

У Муданцзяна, на железнодорожной станции со столь же «неприличным» для русского уха названием – «Мадаоши» – разыгралась одна из самых страшных трагедий в истории японской армии.

Железнодорожные эшелоны, битком набитые японскими пехотинцами, въезжали на станцию, не подозревая о том, что туда уже ворвались наши «тридцатьчетверки». То, что после этого произошло, не поддается описанию…

В боях под станцией Мадаоши мы насчитали до двухсот смертников, которые, обвязавшись сумками с толом и с ручными гранатами, ползали по полю в зарослях густого гаоляна и бросались под наши танки. Эти «живые мины» были, конечно, достаточно опасны. Впрочем, наши войска заранее подготовились к такой тактике противника и быстро парализовали действия этих групп.

Что касается японского офицерства, то оно оказалось гораздо более трезвым, чем мы думали. Например, мы почти не встречали случаев самоубийства посредством харакири.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №6

И зря самурайская пропаганда трубила об «особенной натуре» солдат из Страны Восходящего Солнца. Мы убедились, что дело заключалось отнюдь не в национальной специфике, а в том, насколько японский солдат был оболванен. Допросы пленных показали, что более развитый, грамотный японец критичнее оценивал политику правящих кругов своей страны, был менее фанатичен, нежели малограмотный, отсталый и забитый.

Герой Советского Союза генерал армии Афанасий Белобородов.

Вспоминал об одном из боев с частями противотанковых смертников: «Из придорожных кюветов, из замаскированных «лисьих нор» выбирались солдаты в зеленоватых френчах и, сгибаясь под тяжестью навьюченных на них мин и взрывчатки, бежали к танкам. Десантники били по ним в упор из автоматов, бросали гранаты. Смертников косили очереди танковых пулеметов.

Мгновенно долина покрылась сотнями трупов, но из нор и узких щелей, из-за бугров появлялись все новые смертники и кидались под танки. Японская артиллерия и пулеметы вели огонь, не обращая внимания на то, что пули и осколки одинаково поражали и своих, и чужих».

Дмитрий Федорович Лоза, Герой Советского Союза, участник войны с нацисткой Германией и милитаристской Японией. Воевал на американском танке «Шерман». Пишет в своих воспоминаниях:

«… В 17 часов 19 августа первый батальон, идя головным в колонне части, вышел к полустанку Бахута, в котором стояло лишь одно небольшое кирпичное здание. Дождь прекратился некоторое время назад. И «эмчисты» и автоматчики отжали мокрую одежду. Вокруг полустанка блестело такое же зеркало воды, как и все предыдущие километры пути. Неожиданно послышалась команда: «Воздух!». Командиры орудий экипажей кинулись к зенитным пулеметам, которые вот уже много суток были зачехлены и установлены в походное положение, поскольку самолеты противника нас до этого часа ни разу не беспокоили. На горизонте появились шесть стремительно приближающихся истребителей-бомбардировщиков. «Западники» (ветераны войны с гитлеровской Германией. — Прим. ред.) хорошо усвоили тактику действий немецких летчиков, которые, прежде чем сбросить бомбы на цель, делали круг над нею, выбирая точку прицеливания, и только после этого ведущий переводил свой самолет в пике.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №7

Здесь же атака развивалась настолько стремительно, что экипажам даже не хватило времени на подготовку пулеметов к стрельбе. Первый самолет на малой высоте помчался к головному танку батальона и с полного хода врезался в его лобовую часть. Куски фюзеляжа разлетелись в разные стороны. Искореженный мотор рухнул под гусеницы. Языки пламени заплясали на корпусе «Шермана». Ударом был контужен механик-водитель гвардии сержант Николай Зуев. Десантники с первых трех танков кинулись к кирпичному зданию, чтобы укрыться в нем. Второй японский летчик направил свою машину в это строение, но, пробив крышу, она застряла на чердаке. Никто из наших бойцов не пострадал.

Нам сразу стало ясно, что батальон атакован камикадзе. Третий пилот не стал повторять ошибку товарища. Он резко снизился и направил самолет в окна здания, но достичь цели ему не удалось. Задев крылом телеграфный столб, истребитель-бомбардировщик рухнул на землю и сразу запылал костром. Четвертый самолет спикировал на колонну, врезался в автомашину медицинского пункта батальона, которая загорелась. Два последних смертника нацелили удар по хвостовым танкам, но, встреченные плотным зенитным огнем, рухнули в воду недалеко от полотна железной дороги. Воздушная атака длилась несколько коротких минут. Шесть истребителей-бомбардировщиков превратились в бесформенные груды металла.

До конца войны японцы так и не сумели создать новой доктрины ведения боевых действий с эффективным применением бронетехники.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №8

Шесть летчиков погибли, и, что нас весьма удивило, в кабинах двух самолетов кроме летчиков находились девушки. По всей вероятности, это были невесты смертников, решившие разделить со своими избранниками печальную судьбу. Ущерб от атаки оказался незначительный: сгорела автомашина, заклинило башню головного «Шермана», вышел из строя механик-водитель. Быстро сбросили с насыпи автомашину, за рычаги «Эмча» сел помощник механика-водителя, и марш продолжился…».

Технически японская бронетехника оставалась на крайне невысоком уровне. Все машины были легкими или средними. Тяжелых танков у Японии не имелось как класса и, соответственно, средств эффективной борьбы с ними. По классическим трем показателям для танков того времени — подвижность, огневая мощь, бронезащита — японская бронетехника ничего не могла противопоставить.

Рассказ Фадина, командир танковой роты.:

«…Спускаясь на равнину, мы вскоре услышали гул отдаленной перестрелки — это танки нашего разведывательного отряда завязали бой с японскими подразделениями, оборонявшими город Дубей. Командир батальона по радио приказывает ускорить движение. Развертываю роту в линию взводных колонн, чтобы атаковать неприятеля с ходу. И каково же было наше разочарование, когда, подойдя к окраине Дубея, мы увидели, что разведчики уже завершили разгром противника без нас, оставив на поле боя несколько десятков трупов японских солдат и офицеров. Слышу по радио: «Ну вот, опять опоздали».

Объезжая убитых, я обратил внимание, что у некоторых из них в руках бамбуковые шесты длиной метра четыре, на конце которых что-то вроде немецкого фаустпатрона, — только в отличие от гитлеровцев японский солдат должен был не выстрелить этим кумулятивным зарядом по танку, а, добежав до цели с шестом наперевес, ткнуть миной в борт, подрывая не только танк, но и самого себя. Видимо, бойцы-смертники были тогда в японской армии обычным явлением…»

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №9

Рассказ Юрия Иванова, исследователя и историка:

«…Другой способ остановить советские танки заключался в использовании «живых мин». В мемуарной литературе часто описывается бой под станцией Мадаоши (на подступах к Муданьцзяну). Обвязавшись сумками с толом, с гранатами и минами двести смертников образовали живое подвижное противотанковое минное поле. Заросли густого гаоляна позволяли им скрытно подкрадываться к советским танкам и взрывать их. Минно-взрывные заграждения, приводившиеся в действие смертниками, активно применялись 13 и 14 августа на муданьцзянском направлении, где в эти и два последующих дня развернулись самые ожесточенные бои. Этому способствовало то обстоятельство, что в городе Нингута (под Муданьцзяном) дислоцировалась 1-я мотомеханизированная бригада смертников, насчитывавшая пять тысяч солдат и офицеров… Японцы таким образом подбили и сожгли около десятка советских танков, но 1-я мотомеханизированная бригада смертников была почти полностью уничтожена.

В ходе Маньчжурской операции зафиксированы случаи, когда советские танки подвергались атакам японских самолетов, стремившихся уничтожить их воздушным тараном. Так, в течение 12 и 13 августа на колонну 5-го гвардейского танкового корпуса совершили налеты 54 вражеских самолета. Камикадзе пикировали на отдельные танки, однако ущерба не причинили: 2 самолета были сбиты зенитчиками, 3 — истребителями. Остальные 9 летчиков-смертников врезались в землю, не сумев поразить боевые машины…»

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №10

Нинов, исследователь, историк:

…Первые же боевые столкновения с американскими танками «Шерман» быстро выявили низкую эффективность японских штатных противотанковых средств в борьбе с машинами такого типа. Однако ко времени вступления СССР в войну японская сторона не извлекла нужных уроков и не провела срочной модернизации своего противотанкового оружия.

Японские противотанковые пушки пехоты тоже не годились для эффективной борьбы с современными советскими танками.

В целом японская армия не имела достойных штатных вооружений для борьбы с советской бронетехникой. По это причине пехотинцам приходилось использовать малопригодные импровизированные или вообще самоубийственные противотанковые средства. Удивительно, но японское командование проигнорировало и не позаимствовало у своего союзника, Германии, достаточно простую и дешевую технологию производства эффективных ручных гранатометов.

Юрий Иванов, исследователь, историк:

«…В каждой роте японцы создали команды истребителей танков. На вооружении у них были бутылки с зажигательной смесью, связки ручных гранат и длинные бамбуковые шесты с прикрепленными к ним минами. Входившие в команды истребителей танков солдаты считались смертниками, хотя имели теоретические шансы уцелеть. Они располагались в одиночных узких окопчиках на расстоянии 150-200 метров перед узлами сопротивления. При подходе неприятельских танков они пытались шестами подтащить под них мины. Но длина бамбуковых шестов составляла 2-3 метра, и, если танк шел не на окоп, то смертники бросались ему наперерез. Часто они пропускали танки, а затем сзади бросали в них бутылки.

Во время Маньчжурской операции 1945 года советские войска впервые столкнулись с действиями японских смертников — истребителей танков, специально для этого обученных и организованных.

Готовясь к войне с СССР, Квантунская армия сформировала специальную бригаду самоубийц. Четыре тысячи ее солдат были обучены бросаться под танки, жертвуя собой, взрывать мосты вместе с неприятельскими танками.

Отряды смертников формировались штабами всех дивизий и полков. Каждый батальон и рота организовывали свои группы самоубийц. Главная и основная их задача заключалась в уничтожении танков противника.

КАК ПОДРЫВАЛИ ТАНКИ., изображение №11

Типичным способом борьбы с танками была засада. Сильно пересеченная лесисто-болотистая местность как нельзя лучше подходила для засад как отдельных солдат-смертников, так и целых подразделений. К тому же необходимо признать удивительную способность японских солдат тщательно маскироваться и не обнаруживать своего присутствия даже в нескольких метрах от противника. Отмечено несколько случаев, когда ремонтировавшие свою машину танкисты случайно находили рядом с танком узкую щель с японским солдатом. С двухпудовым зарядом взрывчатки, привязанным к спине и груди, он мог просидеть сутки и более, выжидая подходящий момент, чтобы действовать наверняка. Редко удавалось захватить в плен обнаруженного смертника: они немедленно подрывали себя зарядами…».

Такие вот инструкции и истории по уничтожению танков противника.

А что вы думаете по этому поводу?

Оставьте свое мнение в комментарии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *